Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Кибуц

У нас 44 по Цельсию, это называется шараф. Завтра холодно (32 по Цельсию) и хамсин. А что у вас?




Зеленые лимоны замечательно кислые: на пятилитровую кастрюлю борща две штуки всего ушло.

1 - Вареники во сне — это не вареники, а только сон (Шолом-Алейхем)

Последняя редакция, кажется-таки последняя.

Ночная почта

1       

Из окна спальни родителей, бывшей Оксаниной детской, виден угол необычного дома. Он построен в начале двадцатого века в стиле модерн, но в нем нет характерной для модерна томной изысканности. Дом со всех сторон облеплен чудищами, как если бы химеры вышли из ночных кошмаров и взгромоздились на карнизы и крышу.

Киевляне так его и зовут «дом с химерами» и рассказывают о нем легенды. Будто бы жил в Киеве купец, и больше всего на свете он любил свою дочь. Девушка утонула в Днепре, а купец сошел с ума, на все деньги построил этот безумный дом и довольно скоро умер. По другой версии, утонула дочь архитектора. Он, как можно легко догадаться, сошел с ума, выстроил этот безумный дом и умер. Еще говорят, что все было проще: архитектор построил это здание, потому что владел цементным заводом и хотел продемонстрировать возможности нового материала – бетона.

Оксане нравится последняя версия, пусть не романтичная, зато без жертв. Она не любит жестоких историй, наверное потому, что работает врачом и навидалась всякого. А может просто характер такой: спокойный и обыденный.

Collapse )

45 лет назад, август 1968

Этот рассказ опубликован в февральском номере журнала "Сибирские огни"

Девочка в окне

В Праге мы не ходили в музеи, а бродили по городу, заходили в пивнушки, сидели в скверах, будто мы не туристы, а жители, пусть всего на неделю. У мужа спрашивали дорогу, и я дразнилась, что он похож на местных любителей пива. У него всегда дорогу спрашивают, вид у него такой – всюду местный.


Жили мы на Вацлавской площади. В первый день видели демонстрацию – небольшую толпу людей, они что-то скандировали, не разобрать что. Присмотрелись к плакатам: против войны в Сирии – ну, это ладно, это ничего. На другой день снова митинг – в защиту Тибета. У статуи Вацлава часто митингуют.

На стене видели граффити – советские танки. В гостинице я включила компьютер и стала искать улицы, где танки шли в шестьдесят восьмом. Это было прямо здесь, под нашими окнами. Здесь они шли.

– А ты не знала? – спросил муж. – Я думал, ты нарочно выбрала эту гостиницу.

Тогда, в шестьдесят восьмом, из этого окна было видно, как чехи пытаются остановить танки руками, и сидячая демонстрация у статуи Вацлава, и плакат по-русски: «У нас есть убитые. Что ты скажешь своей маме?» Только тогда был август, деревья в листве. Я взялась за бронзовую ручку окна, и ладонь собственной своей памятью вспомнила другую ручку, так же лежавшую в ладони, и окно в другом городе, в другой стране.

Collapse )

Бостонские чтения 21 июля в 2 часа дня

Лето оказалось длинным, сентябрь не скоро, а повидаться хочется. Давайте устроим чтения 21-го июля? Без первого отделения – только открытый микрофон. Конечно, многие в отъезде, и объявление рассылаем поздновато (идея возникла спонтанно), ну значит это будут малые чтения. Хотя, двенадцать восемнадцать участников уже подписались, так что компания соберется хорошая.

Отвечаю на вечный вопрос, что приносить. Можно ничего, а можно как в прошлый раз: мужчины легкое вино, женщины еду (сыр, фрукты, выпечку, дыню, арбуз).

Кто на приглашение ответит согласием, тому в пятницу пришлем точный адрес, а пока намекну: полчаса или чуть больше езды на север от Бостона. Тут заодно прохладней, а если нужно, включим кондиционер.

Подписаться на рассылку приглашений можно включив себя в эту группу: groups.google.com/group/bostonruslit

Приходите и приводите друзей! Мы будем рады вас видеть.

Рассказ


Артур 

Кликуха у меня во дворе обидная была. Я худой и роста среднего, зато на турнике ласточкой летал и через перекладину сигал лучше всех. Так что Блохой меня прозвали от зависти.

Когда случилась та заварушка на атомной станции, я как раз восьмой класс оканчивал. Мать радиации боялась, заставляла дома сидеть, только разве я слушался? Ага, счас! Гонял в футбол целый день, и ничего мне не сделалось. Радиация, она на слабых действует. А кто покрепче – тому по барабану. Естественный, так сказать, отбор.

Ну вот, реактор этот рванул весной, а где-то в начале лета подваливает ко мне Сопля. Тоже кликуха ничего, да? Ну, его как раз за дело прозвали – он дохлячий, соплёй перешибешь, и вечно сморкается.

– Слышь, Блоха!

– За Блоху получишь, – спокойно отозвался я. Мы оба знали, я его не стану бить.

– Радиации не боишься? Поехали с нами на станцию! Там барахла завались, никому не нужно, бери сколько хочешь. Не сдрейфишь?


Collapse )

Кот пошел за молоком, а котята кувырком


У нас на крыше навалило снега больше, чем на полметра. На прошлой неделе на работе одна тетка жалуется (она в квартире живет, не в отдельном доме):
– В субботу хотела выспаться, так нет же, топали по крыше, грохотали, сбрасывали снег. Вышла, а вся дорожка завалена. Я ее накануне как раз расчистила, до сих пор спина болит.
Посмеялись. Я к ней поворачиваюсь:
– Сейчас я что-то расскажу, и вам станет легче. У нас та же история, только мы еще и заплатили несколько сотен за удовольствие.
Посмеялись. Сотрудник ко мне поворачивается:
– Сейчас я что-то расскажу, и вам станет легче. Мой тесть решил не платить, сам полез. Четырнадцать переломов и он никогда не будет прежним.

Под конец недели снег пошел снова, и снова на крыше полметра, хорошо, что прошлый счистили. На выходной мы укатили в Нью Йорк, а вернулись, опаньки, почищено. Ребенок, бандюга, влез и сделал. Я его давай отчитывать, лучше, мол, было бы заплатить, а он с женой переглядывается, смеется:
– Мы ожидали именно такой реакции!
– Да, я предсказуема! Так это же удобно как, с предсказуемой матерью жить! Вы случайно пари не держали, какие именно слова я скажу?
– Нет, – говорят, – не держали.
Хоть столько-то уважают. А дядюшка сидит в кресле, ноги вытянул, улыбается, будто ему тут театр.

Новый год вдвоем

Такой тихий Новый Год у нас был пока один. Детей еще не было, точнее были в проекте, почему я и лежала на диване влежку. Дядюшка достал бокалы, охлажденную бутылку ситро и включил телевизор. Бюст дорогого Леонида Ильича с расстановкой выговаривал: "Дорогие мои... друзья! Я вас всех... сейчас... вижу!". Юный Дядюшка вскочил, повернулся спиной к экрану, сдернул штаны и показал главе государства свой поджарый зад. Я тогда знала Дядюшку, как очень, очень приличного молодого человека и была от выходки в шоке - но запомнила на всю жизнь.
Collapse )

Дастархан

Зря я опасалась, плов вполне, вполне удался. Менее жирный, чем принято, но все-таки правильный. Как говорит мой брат (а он знает): каждая рисинка отдельно и блестит. Шарики из орехов с изюмом были аутентичны, по ним никак не было заметно, что я их не в ступке толкла, а в процессоре. Традиционный салат из редьки пах ненавязчиво, не зря я редьку вымачивала в соленой воде. Дастархан мы постелили на журнальный столик, чай зеленый из чайника в пиалу наливали на донышко и сопровождали угощение рассказами об обычаях: узбекских и бухарско-еврейских. У меня вышло, что они всегда соседствовали в мире и взаимном уважении. Надеюсь, так оно и было. Collapse )

Алеша

Был у нас друг по имени Алеша, - как же я могла о нем забыть? Высокий, пластичный, талантливый, очень красивый, даже слишком. Искал, по молодости лет, смысл жизни, ушел из науки в грузчики, правда, в научную библиотеку. Таскал там шкафы и читал книжки на санскрите. Женился все время на Галях. На одной женится, другой платит алименты.
Collapse )